1. Имя Персонажа:
Садас Мавандес.

2. Возраст | раса | знак:
275 лет, данмер, Воин.

3. Пол / Сексуальная ориентация:
Мужчина, гетеросексуален.

4. Профессия:
Де-юре – каноник Нового Храма Трибунала в ранге мастера, член совета дома Индорил, высокородный дворянин этого же дома, один из видных представителей ортодоксального течения внутри данмерской церкви, владелец собственного дома удовольствий в Сиродииле. Де-факто – странствующий капеллан-паладин Боэтии, в прошлом – её чемпион, занимающийся разбоем во славу своей богини, а также лидер постоянно основываемой им банды «Мечи Боэтии/Альмалексии» (название меняется от раза к разу), партнер клана Черный Вереск и потенциальный тан Рифта (если Мавен станет ярлом в провинции). Друг Гильдии Воров в Скайриме и Империи.

5. Навыки и расовая способность.
Оружие:
Садас владеет большим спектром вооружения ближнего боя, так что даже с вилами он будет чувствовать себя комфортно. Однако специализируется данмер прежде всего на мечах. Благодаря природной амбидекстрии Садас может размахивать как двумя мечами сразу, так и со щитом ходить, так и двуручным мечом пользоваться. Имел возможность отточить каждую комбинацию с различными видами мечей, поэтому их и предпочитает. На втором месте после мечей идут топоры. Также данмер силен физически и умел, когда дело касается рукопашного боя. Да и скорости с ловкостью ему не занимать. Как говорят, «захочешь поймать – не догонишь, захочешь убежать – не убежишь». Очень сильно на боевых качествах сказывается почти трёхсотлетний опыт данмера. Со стрелковыми также умеет обращаться, но и только. Садас никогда не любил дистанционный бой.
Магия:
В вопросе магии Садас больше практик. Он развил свой природный талант предрасположенности к огненной магии школы разрушения, но глубоко никогда не изучал, и не умеет, что называется, «бить по площади», за исключением разве что швыряния огненного шара. Но тем ни менее, уступает в игре с огнем только лишь магам-мастерам школы разрушения. Ещё одной школой магии, которой Садас владеет хорошо, является колдовство. Правда данмер вызывает из Забвения только доспехи и оружие, несколько реже – духов предков. Регулярно вытягивает души из неразумных существ для камней душ. И, по чуть-чуть, знает простейшие заклинания других школ, для освоения которых не нужно затирать книги до дыр, а достаточно просто не полениться и раздобыть фолиант с нужными формулами.
Ремесла:
За жизнь данмер успел овладеть портняжным делом, изготавливая одежду, ботинки и легкую броню, используя в качестве материалов кожу и ткань. Может чинить одежду из этих материалов, а также кожено-тканные составляющие любой брони и доспехов. Умеет правильно сдирать шкуры с животных и разумных существ, также, как и вырезать органы. Не считает себя великим поваром, но привык готовить вкусно для себя, поэтому еда его приготовления обычно на высоком уровне.
Прочее:
Грамотен, поскольку стыдно называть себя «достойнейшим представителем своего народа», не владея при этом грамотой. Умеет читать и писать, как и тамриэльском алфавитом, так и на даэдрике. Владеет данмерисом, эшлендисом и тамриэликом. Силен в алгебре и геометрии, разбирается в географии, чтении карт и ориентированию по звездам. Обладает навыками выживания, в тяжелых условиях природы от голода уж точно не умрет. Превосходно себя чувствует как в латах, так и в броне из кожи. Умеет ездить верхом. Умеет плавать и исполнять сложные атлетические приемы. Довольно много знает истории своего народа и семьи (изучил всю родословную, включая сохранившиеся знания велотийских времен), владеет религиозными ритуалами и таинствами данмеров. Умеет управляться с отмычками и взламывать распространенные стандартные замки, исключая разве что те, у которых особо сложный механизм устройства. Владеет расслабляющим массажем. Сведущ в морровиндских сексуальных практиках. Умеет хорошо петь, играет на струнных и духовых музыкальных инструментах, обладает неплохими способностями к сочинительству.
Особенности расы:
Все данмеры обладают природной устойчивостью к огню и жару, а те, что родились и выросли на территории Морровинда -  особенно. Ещё одной уникальной особенностью данмерского народа является так называемая «духовная магия», система ритуалов, благодаря которым серокожие меры могут призывать себе на помощь духов предков либо в естественном воплощении, либо же в виде защиты, позволяющей избежать атаки или же принести вред всем тем, кто подошел на опасно близкое расстояние.

6. Внешность:
Садас своим телом являет пример хорошего воздействия инцеста, хотя также немалую роль играют влияние знака рождения и жизнь без нужды. Это высокий данмер, всего парой сантиметров не достигающий двухметровой отметки. Его тело крепкое, мускулистое и здоровое, прямая осанка с полным отсутствием дефектов или болезненности. На сером теле повсеместно проступают жилы, а кожа разукрашена сеткой из шрамов и светлых узоров, в чьих контурах скрывается глубокий религиозный смысл. Плечи шире бедер, имеется явно очерченная талия.
Лицо Садаса обладает своеобразной, «мужской» красотой. Шрамы дополняют большой соколиный нос и крупные губы без «соблазнительных изгибов». Челюсть крепкая, подбородок квадратный. Зубы Садаса ровные, с правильным прикусом, но некоторые коренные зубы заменены золотыми протезами. Их не увидеть, если не заставить его смеяться истерическим смехом или не раскрыть широко рот. Уши остроконечные, как и у всех меров, кончиуи слегка загибаются. Глаза обладают небольшой раскосость, с бардовыми склерами и алыми радужками. Брови обладают слабым изгибом, седые, как и вся растительность на теле данмера, хотя изначально цвет волос был черным, словно безлунная ночь. Голова мера обычно почти вся побрита «зеброй», то есть линия щетины чередуется с линией гладко выбритой кожи. Посередине головы имеется линия густой растительности, плавно перерастающей в «хвост» до бедер. Таким образом, прическа Садаса похожа на прическу Боэтии, какую изображают у Принца Интриг в мужской ипостаси.
Садас не молод, и внешне, и по мерским возрастным меркам, пускай его возраст и не считается «недостижимым» для данмеров. Но и стариком его назвать нельзя. Пока данмер радует свою даэдрическую госпожу, старость и немощь не коснется его тела, и он сможет дальше радовать мир своими свершениями. У Садаса крепкие, твердые от регулярного махания мечем руки. Также примечательно, что у данмера отсутствует верхняя фаланга среднего пальца на правой руке. Эту травму он получил во время Кризиса Обливиона, при обороне Альмалексии. Поэтому на поврежденном пальце красуется протез, выполненный из серебра и кости отца.
Растительность на теле данмера удаляется из эстетических соображений. Обладает довольно примечательными достоинствами, которыми может не постеснятся померяться ни с редгаром, ни с орком. Также это место единственное, где имеются слова на данмерисе, написанные даэдриком, которые представляют собой цитаты из книги «В постели с Боэтией» и хвалебных молитв к Принцессе Интриг.
У данмера довольно красивый голос. Одевается в роскошную одежду в данмерском стиле, под настроение.

7. Характер:
Если на внешности вырождение особо не сказалось, то на психике отпечаток близкородственных связей имеется. С самого детства Садас жесток и вспыльчив, что также является следствием влияния знака рождения. Страдания других ему приносят удовлетворение как физическое, так и моральное. Довеском идет безмерное высокомерие данмера, связанное с идеальной в понимании данмеров родословной, и эгоизм, благодаря которому Садас думает только о себе.
Особняком стоит сильнейшее желание Садаса подчинятся. Не какому-то королю или вельможе, а божеству. Прекрасному божеству, которому воображение Садаса приписывает несвойственные черты. Изначально таким источником веры была Альмалексия, но когда её не стало, у данмера начался духовный кризис. Именно тогда он пал в руки Боэтии, предтечи богини Трибунала. Как Садас пытался соответствовать всем канонам служения Альмалексии, так он стал соответствовать и канонам Даэдра-мстительницы. Он не заметил, как изменился. Он не увидел, что у живой богини и даэдрической принцессы совсем разные понятия о мироустройстве и служении. Поэтому из благородного, пускай и высокомерного, паладина, примера для окружающих, Садас превратился в кровожадного беспринципного рубака, дерущегося ради своего честолюбия и честолюбия своей госпожи. Для него исчезла святость данной клятвы и слова, ведь Боэтии греет сердце предательство как доверившихся, так и не доверившихся. Он готов на многое, ради славы для госпожи, и готов её добиваться даже самыми грязными методами.
Когда-то Садаса воротило от представителей других рас. Не потому, что они его внешне не привлекали, а потому, что они были ничтожествами, как он считал. Со временем его мнение изменилось. Он уже не называет представителей и, особенно, представительниц других рас «н’вахами», и даже может их желать, не брезговать делить с ними пищу и кров, если в этом есть нужда. Но высокомерия данмера это не пошатнуло. До сих пор он считает себя настоящими данмером, с чистой мерской кровью в жилах, рожденный на святой земле Морровинда. Из рас Садас наибольшие предубеждения имеет в отношении орков, поскольку они в большинстве своем поклоняются Малакату. Эта самая главная причина, почему его расовая неприязнь особо выражается в отношении этого народа.
Данмер ещё почитает старые порядки Храма Трибунала, считает их богами, а не святыми, и не верит в пророчество Нереварина, не смотря на события конца прошлой эры. И Садас считает, что нужно убивать всех тех, кто почитает Молаг Бала, Мерунеса Дагона, Шеогарата и Малаката, четыре столпа Дома Забот. Он считает, что это долг каждого праведного данмера - убивать прислужников этих даэдра. В прочем, дураком Садас никогда не был, и он не режет, допустим, всех орков подряд. От случая к случаю. Даже с некоторыми вампирами, порождениями Молаг Бала, дела имеет. Но не считает грехом убить «грязных почитателей плохих даэдра».
Постель предпочитает разделять с женщинами. Причем у Садаса более широкое понятие «женщины», чем, допустим, у нордов. Он ориентируется прежде всего на красоту тела и женственность, и может увидеть женщину в том, кто в привычном смысле таковым не считается. Но раз на раз не приходится. Единственное, что всегда постоянно, что Садас может предаться темнейшей тьме, утоляя свои базовые, низменные потребности.
Мер довольно непредсказуем, поскольку руководствуется своими желаниями. Человека, которого он пощадил сегодня, он может убить завтра, встретив случайно. Любит эпатажное и вызывающее поведение, не считается с знатностью крови и положением других. Во многом он – вольная птица. Нажитое состояние так и не смогло остепенить его. Садас ищет наслаждение в своей вере, в странствиях, в сражениях и в сношениях. Он живет как один раз, по заветам Боэтии, заигрывает с миром и судьбой… Собственно, что в этом плохого?
Ненавидит некромантов, ибо почитает своих предков. Для Садаса надругательство над телами умерших кажется немыслимым, поскольку почитание предков всегда было неотъемлемой частью культуры данмеров. Но в тоже время он не перегибает палку. Например, Садас считает эшлендеров, кочевников с более развитым культом предков, отсталыми дикарями, обросшими массой предрассудков. Но и в отношении почтении предков он проявляет расизм, и если Садас убьет за факт того, что кто-то разграбил данмерскую гробницу, то ему ничего не мешает грабить гробницы нордов.

8. Семья:
Хлал Мавандес (†) – отец, Рука Альмалексии;
Одри Мавандес (†) – мать, сестра-близнец Хлала, высший ординатор;
Велина Мавандес (†) – сестра-близнец.
Гилсе Мавандес (урожденная Саларен) (†) – жена Садаса, жрица храма Трибунала в Морнхолде;
Идеса Мавандес (†) – старшая законная дочь, ординатор в Вивеке.
Дрейла Мавандес (†) – младшая законная дочь, ординатор в Вивеке.
Горон Мавандес (†) – законный сын, ординатор в Некроме.
Дарел Мавандес – законный внук.
Большое число бастардов разного происхождения, их дети и внуки.

9. Биография:
Данмеры из клана Мавендес, который с самого своего основания являлся частью Великого Дома Индорил, всегда следили за тем, чтобы по их венам текла чистейшая индорильская знатная кровь. Поэтому близкородственные связи не были чем-то необычным для их семьи. Хлал и Одри специально совершали поездки на Ввандерфелл, к особо священному для их семьи месту – горе Ассарнибиби, где была зачата и рождена Альмалексия, покровительница их рода.  Там двое альмалексийских ординаторов придавались страстной любви, прямо на пепельной земле, касаясь своими разгоряченными серыми телами деревянного алтаря. Спустя время, в Храме Альмалексии, в середине месяца Последнего Зерна (16 числа), когда Воин находился в своем пике, а Змей был на противоположном конце небес, при полном Массере и растущей Секунде-полумесяце Одри разродилась двумя здоровыми данмерами-близнецами: старшим мальчиком, Садасом, и младшей девочкой, Велиной. Альмалексия лично благословила детей, за чьим рождением имела возможность наблюдать.
Мавендес – очень видное семейство в составе дома Индорил. Они могли бы стать очень влиятельными в совете дома Индорил, если бы не два явных фактора: связанная с помешательством на чистоте крови малочисленность и невероятная преданность Альмалексии, которая полностью убивала в них амбиции. Их даже называли «жилами Альмалексии» за столь сильную преданность. Из их семьи вышло много высших ординаторов и Рук Альмалексии, благодаря великой набожности и преданности АЛЬМСИВИ. Но было и ещё кое-что: тайна, которую хранил каждый глава семейства Мавендес, и эту тайну открывала им сама Альмалексия. Дело в том, что они ведут свое происхождение от дома Дагот, от отпрысков от отпрысков одного из родных братьев Дагот Ура, возродившегося в облике пепельного вампира, известного как Дагот Вемин. Эта тайна всегда сдерживала семейство, была их невидимым и очень тяжелым крестом, который каждый глава семьи нес с мужеством. Кровь Дагота делает всех членов семейства Мавандес уязвимыми ко снам, внушаемым жрецами Шестого Дома.
Хлал был особенно рад, что дети родились под покровительством Воина, поскольку этот знак был одним из числа наиболее желанных для мужчины знаков, под влиянием которых он хотел бы видеть своих детей. Да, Хлал увлекался астрологией, и для него было важно всё, от времени суток в момент рождения до положения звезд на небе. Садас и Велина, не смотря на то, что были разного пола, в детском возрасте почти не отличались друг от друга. Они вместе играли, вместе учились, у них были одинаковые интересы. В частности, близнецы вместе любили убивать животных и издеваться над беднотой и детьми н’вахов. Возможно, это и стало причиной трагедии, когда один норд, как позже оказалось, последователь Молаг Бала, изнасиловал и убил Велину на глазах у Садаса, которых поймал однажды. Вовремя подоспевшие высшие ординаторы не позволили убить ещё и мальчика. Это происшествие сильно сказалось на Садасе, сделало его более жестоким, но и более дисциплинированным.
С самого детства Садас восхищался  Альмалексией, и позже это восхищение переросло в любовь и одержимость. Если бы богиня приказала данмеру перерезать свое горло, то он бы сделал это, не задумываясь. Его фанатичность и старательность не остались незамеченными: Садас стал лучшим в выпуске молодых ординаторов, он успешно справился со всеми испытаниями и пополнил ряды ордена войны, поселившись в Призрачном Пределе и сражаясь с порождениями Шестого Дома.
Садас очень быстро показал свои таланты на поле боя со злобными тварями, порожденными моровыми болезнями и злой волей Дагот Ура. Данмеру было особенно тяжело, ведь жрецы Шестого Дома могли насылать на него, того, в чьих жилах течет кровь дома Дагот, свои ужасающие сны. Но он отважно сражался со своими слабостями, ибо его воля и преданность АЛЬМСИВИ, вернее будет – Альмалексии, позволяли ему справиться с наветом прислужников Шармата. Садас ни разу не оступился, и уже через три с половиной десятка лет он вернулся в Альмалексию, уже в качестве высшего ординатора. Во времена жизни на острове Ввандерфелл Садас имел возможность повидаться и с эшлендерами, познакомиться с их языком и культурой, побывать в некоторых священных для данмеров и Храма местах и спустить парочку шкур с прислужников четырех столпов Дома Забот. Естественно, уже после завершения своей службы в Призрачном Пределе.
В Альмалексии Садас женился по наставлению своей матери на женщине индорильского происхождения, которая родила ординатору двух дочерей и сына. Нельзя сказать, чтобы данмер её совсем не любил, но он её принимал как что-то данное, как обязательство каждого высокородного данмера. Сердце же Садаса всегда принадлежало только златокожей Альмалексии. И его желание исполнилось: он сменил на посту Рук Альмалексии своего отца, скончавшегося от сердечной болезни. Не сказать, чтобы пост Руки передавался по наследству, но в данном случае имело место некоторая преемственность. Вместе с постом Садас получил и уникальную возможность оказаться под боком у той, которой он восхищался с самого детства. Альмалексии нравилось иметь отношения с привлекательными телохранителями, хотя это и не придавалось огласке. И Садас был в их числе. Когда близость случилось в первые, данмер чуть ли не в Этериус улетел. Чувствовать тело и флюиды богини Трибунала было самым прекрасным, что когда-либо было в жизни у Садаса. По крайней мере, в его понимании. Он никогда не претендовал на то, чтобы считать Альмалексию своей. Он всегда чувствовал себя только подчиненным её воли, и не хотел лишаться этого положения. И поэтому ненавидел Саласа Валора, своего бывшего товарища, который, будучи отвергнутым богиней, начал покрывать её грязью. Садас готов был сам его убить, но вместо ординатора грязную работу выполнил Нереварин.
Да, с приходом этого н’ваха-выскочки, как называл Нереварина Садас, очень многое изменилось. Как в лучшую, так и в худшую стороны. Был уничтожен Дагот Ур, и тем самым Садас Мавандес и все те, в чьих жилах текла кровь дома Дагот, освободились от угрозы лишиться разума и превратиться в пепельных чудищ. Да и пропали моровые болезни, терзавшие Ввандерфелл. Но вскоре Нереварин оказался в Морнхолде, и после этого все пошло наперекосяк. Пускай избранник Азуры очень много сделал и для АЛЬМСИВИ, и для Храма в целом, Трибунал в итоге был уничтожен. Исчезли Сота Сил и Альмалексия, позже – Вивек. И если Сота Сил всегда казался затворником и Садас вживую его не видел и не говорил с ним, то исчезновение двух последних богов, особенно Альмалексии, были болезненными для набожного данмера. Он всерьез думал о том, чтобы покончить с собой, сразу после того, как он станет ненужным. Но для Рук Альмалексии, которые считались наиэлитнейшими высшими ординаторами, работенка находилась всегда. Вот и Садас успел побывать в разных концах Морровинда, не скованный более волей Альмалексии. Конечно, он искал её, но на одном этом мир не строится. Благодаря Садасу вернулась немалая часть святых мощей в свои дома, а также заметно уменьшилось число почитателей Четырех Столпов Дома Забот. Также данмер раздобыл небольшую коллекцию из вещей, которые, как считалось, принадлежали лидерам Шестого Дома и самому Дагот Уру. Это был комплект из амулета, пояса и двух колец, которые Садас посчитал ценными, пускай и не совсем им добытыми, трофеями.
И вот, наступил Кризис Обливиона. Садас принимал активное участие в обороне Альмалексии, сражаясь с прислужниками Мерунеса Дагона. Тогда духовный кризис данмера обострился, и он впервые жизни обратился к даэдра, чего ранее не делал, считая, что нельзя смертным напрямую общаться с обитателями Обливиона. Но Альмалексии не было, а драться без того, что тебя поддерживало изнутри, было сложно. Свои мольбы Садас вознес к Боэтии, как к предтече Альмалексии. И, как ни странно, Принцесса Интриг откликнулась. Правда, не просто так эта сила давалась: данмеру пришлось побывать в плане богини и уничтожить девять воителей различных рас. Руке Альмалексии это задание не составило особого труда, и Боэтия отдала Садасу свой артефакт – Золотую Марку. Это оружие здорово помогло ординатору оборонять Альмалексию вначале от армий даэдра, а потом – от нашествия аргониан. Служил меч верой и правдой более тридцати лет, после чего просто-напросто исчез.
Садас не сразу сдался новой вере. Но события Кризиса Обливиона и Красного Года сильно сказались на его вере. Он продолжал яро защищать Трибунал в религиозных дебатах по новому устройству церкви, но все больше приобщался к культу Боэтии, меняясь под влиянием традиций культа. Мер понял, что пока он дерется за Боэту, его тело не поддается старости, как это случалось с теми данмерами, что не постигали глубоко тайны магии. Садас решился покинуть Морровинд и скитаться по миру, пытаясь найти себя. А мир не стоял на месте, и менялся на глазах у Её Руки. Войны, упадок данмеров, распад Империи. Всё это видел Садас. Но в познании мира и в пропаганде веры в Боэтию ему виделся новый смысл жизни. Пускай он и не смог до конца отвернуться от Альмалексии, и каждый раз, придаваясь близости с очередной девицей, перед глазами предстает образ прекрасной златокожей богини Трибунала.
В Скайриме Садас находится последние три года, резвясь с местными культистами и принимая участие в интригах Мавен Черный Вереск.

10. Имущество и недвижимость:
- Недвижимость – дом в Морнхолде, а также местечко в Чейдинхоле, где располагается как его жилище,  так и его публичный дом;
- Много денег, заработанных за странствия, которыми можно обеспечить себя на всю жизнь;
- Эбонитовые мечи времен Трибунала, с чарами на повреждение огнем, две штуки;
- Нож из эбонита;
-  По комплекту зачарованной брони Рук Альмалексии и брони дома Индорил;
- Комплект эбонитовой брони времен Трибунала;
- Лечебные зелья и ядовитые смазки для оружия;
- Отмычки;
- Четыре артефакта Шестого Дома, уже не имеющих былую силу (кольцо Сердца, кольцо Души, амулет исцеления сердца, пояс сердечного пламени);
- Много мощей предков, которые данмер то и дело носит с собой;
- Различные камни душ;
- Дорогостоящая одежда;
- Ключ от комнаты в ночлежке Хельги;
- Лютня;
- Серебряный протез пальца с костью предка.

11. Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Садас Мавандес (2016-03-07 19:04:12)